Выбери любимый жанр

Разговор о псалме 5. О наследующей - о Церкви. - Качан Эдуард Николаевич "edkachan" - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Разговор о псалме 5. О наследующей - о Церкви.

Пятый псалом в церковно-славянской Библии начинается с надписания - «О наследствующем, псалом Давиду» (Пс 5:1). Как видим, это надписание - в мужском роде.

Но в Септуагинте это надписание читается несколько иначе, в женском роде: «О наследствующей». И в древне-славянской «Псалтыри» надписание было таким же, в женском роде: «О наследствующей». Значит, и мы будем рассматривать это надписание именно так.

Кто же эта «наследствующая»? Святые отцы, с чьими толкованиями на этот псалом я знакомился, единодушны – «наследствующей» может считаться человеческая душа, но, прежде всего – это Церковь.

Современный человек воспитан как индивидуалист. Отношения «Бог и я» ему гораздо проще понять, чем отношения «Бог, я и остальные люди». Мне много раз приходилось сталкиваться в жизни с вопросами: «Ну ладно, Бог есть, я согласен, и всё такое. А Церковь? Зачем она нужна? Зачем нужно это собрание во имя Христа?»

А между тем, дорогой читатель, Церковь драгоценна для Христа. Она настолько драгоценна, что, по словам апостола Павла, «Господь и Бог приобрел ее Себе Кровию Своею» (Деян. 20:28). То есть за Церковь (двери в которую открыты для любого человека!) Господь пролил Свою Кровь.

Что такое «религия»? Некоторые переводят это слово как «восстановление связи». Какой связи? Прежде всего, связи человека и его Творца, Бога. Грех разрушает эту связь, а христианство призвано к тому, чтобы ее восстанавливать.

Но не только связь человека и Бога разрывается грехом. Грех разрушает и отношения между людьми. Любой сколь либо внимательный человек знает – люди не любят друг друга. Нет, вежливость и страх маскирует эту нелюбовь, но давай, читатель, зайдем на любой Интернет-форум, где участники анонимны, находятся друг от друга далеко, а значит, никому не грозит за оскорбление получить в зубы. Зайдем и увидим - вот здесь люди раскрывают свою душу, вот здесь кипят страсти! И видно, каково отношение людей друг к другу на самом деле, и каково на самом деле состояние наших душ.

В Церкви врачуется и это – она призвана восстанавливать отношения людей между собой.

Один из самых часто задаваемых христианам вопросов: «А спасутся ли те, кто не вошли в Церковь?» Знаешь, читатель, спасает Бог, а не я, и потому я не посмею написать: «однозначно не спасутся», и всё же напомню – апостолы проповедовали воскресение из мертвых не просто так, а именно «в Иисусе» (Деян. 4:2)!

Да, читатель, именно так. Мы, если и спасаемся, то спасаемся не сами по себе. Образно говоря, именно «прилипившись» ко Христу становимся мы способными наследовать жизнь вечную! Только так, и не иначе. Христос не зря ведь сказал: «Никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14:6)!

И именно в Церкви это соединение верующих со Христом и происходит, ведь Церковь – это не только собрание людей, которым интересен Христос! По словам апостола Церковь – не много не мало, а Тело Христово (Кол. 1:24)!

В вере, в молитве, и, главное, в Церковных таинствах происходит реальное соединение людей со Христом и между собой.

Современный человек обычно настроен по отношению к Церкви очень скептически. «Вы, воцерковленные люди, не лучше нас!» - такое общее мнение, очень подогреваемое газетами и телевидением.

Однако нужно понимать некоторые вещи. Каждое утро за утренним молитвенным правилом православный христианин произносит Символ Веры. «Верую во Единого Бога Отца...» и так далее. Есть там и такая строчка: «во единую святую, соборную и апостольскую Церковь».

То есть Церковь – один из предметов веры. По определению апостола Павла «вера есть уверенность в невидимом» (Евр. 11:1). То есть там, где не всё видно, там требуется вера.

Скажем, мы не способны увидеть Божественную сущность, хотя и постоянно видим проявления в мире Его Творческой Воли. Наши глаза видят лишь то, что имеет контуры; божественность безгранична, контуров не имеет, а значит и для нашего глаза на видима. Поэтому мы в Бога верим.

И Божественность Христа была апостолам не видна, поэтому требовалась вера. Даже на горе Фавор, во время Преображения Господа, апостолы что видели? Божественность Христа? Нет, они видели свет. А уже верой постигали, что свет этот вечный, нетленный, и что перед ними Сам Господь! Опять-таки – Фома, вложив пальцы в раны на теле воскресшего Христа, воскликнул: «Господь мой и Бог мой» (Ин. 20:10). Фома увидел Божественность Христа? Нет, он познал ее верой, будучи убежден огромным чудом – воскресением Христа из мертвых.

Вот так и в Церкви видно не всё. Церковь свята не святостью своих прихожан, а святостью Христа, который Глава Её! Это не видимо, и потому познается верой. Святые всех времен – Пресвятая Богородица Дева Мария, Николай Чудотворец, Георгий Победоносец, Серафим Саровский и все остальные – до сих пор остаются членами Церкви! Церковь на небе и Церковь на земле не оторваны друг от друга, это единый организм, хотя и пребывающий разными своими частями «в разных мирах». Это наше единство с теми святыми, которые уже у Господа, не видимо, и потому тоже познается верой.

Да, те христиане, которые живут сейчас, на твоих глазах, читатель, грешат и эти грехи тебе видны. Но такими уж стали наши глаза в результате грехопадения – чужие грехи мы видим, но самих себя считаем людьми хорошими, очень даже чистыми.

А вот великие православные святые считали себя великими грешниками. Не «красовались перед публикой», а на самом деле считали. Почему? Потому, что были зрячими, а мы с тобой, читатель, слепцы. И не случайно святые считали началом выздоровления души не безгрешность (которая в абсолюте не достижима нами), а видение своих грехов! И не случайно святой Ефрем Сирин молил Господа дать ему «видеть свои грехи и не осуждать ближнего своего»!

Грехи людей нам видны, а вот кое-что другое мы часто не видим, а оно есть. Для иллюстрации я перескажу своими словами историю, которую прочитал, кажется, у Паисия Святогорца.

Жил себе монах, кажется на Афоне. Знакомые «ласково и любовно» называли этого монаха Жадиной - потому, что тот никогда не давал милостыни нищим.

Прошло время, умер Жадина, и вдруг на его похороны сбежалось множество крестьян. «Этот человек спас меня!» - говорил один. «И меня!» - говорил второй.

Оказалось, что Жадина копил деньги, заработанные каким-то своим монашеским трудом. Накопив нужную сумму, он узнавал, у кого из крестьян пал осел. В тех местах вести хозяйство без осла трудно, и потому Жадина приносил такому человеку денег на покупку другого осла. Но требовал, чтобы тот никому не говорил о том, откуда он взял деньги! Вот так Жадина исполнил две заповеди Господа – и о том, что нужно давать милостыню, и о том, что эта милостыня должна быть тайной.

Зачем я рассказал эту историю? Просто для того, чтобы показать – желание жить ради Господа в Церкви не пресеклось. Мы не всегда его видим, но оно есть.

Итак, дорогой читатель, именно Церковь есть наследующая, с упоминания о которой начинается псалом 5. Что наследующая? Вечность, благую вечность, Царство Христово. Так же это надписание можно отнести к каждой отдельной душе, которая решиться в Церковь войти для того, чтобы жить ради Господа и с Господом.

Но что делает Церковь? И что делает душа, которая хочет быть Господу другом?

Она молится. С этого и начинается псалом.

«Глаголы моя внуши, Господи, разумей звание мое. Вонми гласу моления моего, Царю мой и Боже мой, яко к тебе помолюся, Господи. Заутра услыши глас мой, заутра предстану Ти, и узреши мя» (Пс. 5:2-4).

Здесь говориться об утренней молитве.

В ветхозаветные времена было принято приносить Господу в подарок начатки от плодов земных – первую пшеницу, первые смоквы...

Так и утренняя молитва – это дар Господу первых мыслей, первых чувств, первых движений души. Молиться утром, когда мозг уже отдохнул, когда душу не успела захватить житейская суета – что может быть естественнее?! Об этом и напоминает нам псалмопевец.

1
Литературный портал Booksfinder.ru